VI Российский ипотечный конгресс
04 июня 2019
2920

Власти не успевают решать проблемы обманутых дольщиков

Автор: Никита Исаев,
руководитель Института актуальной экономики

Заявления властей по поводу проблемы обманутых дольщиков день ото дня позитивнее. Реальность же – куда прозаичнее: пострадавших от действий недобросовестных застройщиков меньше не становится.

В прошлом году были завершены 239 долгостроев – прекрасно, но на их место пришли 303 новых проблемных объекта. Вот так легко и непринуждённо за год активной работы по избавлению от долгостроев стало на 64 проблемных объекта больше.

Решение вопроса то и дело затягивается, и ускорений не предвидится: за защиту прав дольщиков сейчас отвечает государственный фонд под управлением госкомпании ДОМ.РФ. Соответственно, каждый рубль, попавший в этот фонд, - надежда для людей обрести собственное долгожданное жильё, по которому в большинстве случаев уже выплачивается ипотека.

Страховые отчисления застройщиков уже сформировали некоторую «подушку безопасности» - в конце мая 2019 года объём Фонда защиты прав дольщиков впервые превысил отметку в 22 млрд. рублей. Сумма достаточно внушительная. Ещё вместе с весенними правками в федеральный бюджет было утверждено выделение Фонду дополнительных 16 млрд. рублей. Тоже не лишние. Вот только завершение объектов и инфраструктуры одного лишь Urban Group оценивалось Минстроем в 59 млрд. рублей. Это самый крупный провал на рынке долевого строительства. Но он не единственный.

Так что деньги Фонду нужны. Подумав, власти пришли к довольно разумному решению: забрать деньги у страховых компаний, которые занимались страхованием гражданской ответственности застройщиков. Хорошо, что про обязательства не забыли – их тоже страховщики должны будут передать. Этот законопроект уже принят Госдумой в первом чтении, и призван убить сразу двух зайцев: дольщики получают гораздо лучшую защиту, ведь государственный фонд не обанкротится, да и возможностей решать проблемы у профильной госкомпании ДОМ.РФ не в пример больше, чем у страховых компаний. И дольщикам хорошо, и Фонд получит дополнительные средства. Пускай они не поразят воображение и не решат разом всех проблем, но эти несколько миллиардов рублей позволят хотя бы провести консервацию проблемных объектов и обеспечить их охраной: на развалины и памятники вандализму ни один инвестор не позарится.

Чиновники и депутаты спешат, торопятся помочь людям. Только вот в спешке рискуют, наоборот, навредить всем: и пострадавшим (причём не только дольщикам), и страховым, и самому Фонду.

Самая большая проблема – это неизбежное (в случае неукоснительно соблюдения будущего закона) банкротство большинства страховых компаний, которые работали с долевым строительством. Любая деятельность требует расходов: нужно платить зарплату сотрудникам, арендовать помещение, платить налоги, а ещё и перестраховываться, чтобы минимизировать риски. А вот страховые премии были небольшими: застройщики платили страховщикам в среднем 0,9% - 1% от стоимости квартиры. Такие тарифы полностью соответствовали взятым рискам (ЦБ не находил ничего подозрительного) и рыночным условиям: повышение тарифов привело бы подорожанию жилья. В итоге только на налоги уходило порядка 5% от собранной страховой премии, а всего расходы страховщиков оцениваются в 14% - 15% от страховых премий. Но законодатели вдруг решили (вероятно, в порыве жадности – иного экономического обоснования нет), что страховщикам на ведение дел хватит и 1%. Вот так задним числом поломали все бизнес-планы.

Какое всем дело до страховщиков? А такое, что неизбежная убыточность этого вида страхования вызовет массовые банкротства страховых компаний и сильно осложнит поступления денег в Фонд. С обанкротившимися страховщиками работает Агентство страхования вкладов, - а значит процесс урегулирования и передачи денег будет очень долгим. Да и оспорить передачу портфеля в требуемом объёме в суде нельзя – возможность судебного урегулирования споров не предусмотрена вовсе.

На ускоренное банкротство работает и заложенная в законопроекте избирательность: если есть какой-то намёк на выплату компенсации, то такой клиент остаётся в ведении страховой компании. По принятым в первом чтении правилам, если было подано заявлении на выплату компенсации, то дольщик остаётся один на один со страховой компаний. Для дольщика это приговор: в 90% случаев банкротство застройщика не было случайным. А злой умысел – это уже не страховой случай, соответственно потерпевший остаётся ни с чем. Ни денег, ни защиты Фондом. Для самого Фонда такая ситуация опасна тем, что страховщики остаются без денег, но с обязательствами. Так себе бизнес. Опять-таки это дорога к банкротству и неполучению денег Фондом.

Дольщиков также очень не обрадует положение, согласно которому в Фонд страховые премии передают только действующие страховые компании. То есть им не повезло дважды: сначала, когда отозвали лицензию у страховой компании, и второй раз, когда Фонд отказался их принимать под свою опеку. А таких людей может быть немало: только СК «РЕСПЕКТ», лишившейся лицензии в середине мая, была страховщиком 2000 застройщиков. И банкротство 10% из них ведёт к появлению примерно 20 000 обманутых дольщиков. И что им делать?

В общем, есть только один вариант реальной помощи дольщикам – это передача в Фонд страховых премий и обязательств по абсолютно всем договорам страхования. Без исключений. Неравенство, вызванное реализацией закона, значительно ухудшит положение тех дольщиков, которые имели неосторожность заявить требование на выплату компенсации и оказаться под защитой страховой компании, у которой отозвали лицензию. Одним всё, а другим – ничего: довольно-таки странный подход.

И как бонус – свои компенсации могу не получить люди, которые купили другие виды страховок (страхование жизни, добровольное медицинское страхование, КАСКО, ОСАГО и т.д.) у компаний, занимающихся страхованием долевого строительства. Крупные многопрофильные компании ещё могут выжить, но финансовый удар сильно подкосит их здоровье и будет провоцировать искать любые уловки, лишь бы не платить деньги.

Всё-таки, как бы парадоксально это ни звучало, иногда лучше думать прежде, чем что-то делать. Иначе даже самые благие намерения без использования мозга могут причинить людям большой вред.